Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

СОЛНЕЧНЫЙ ВОЛК

Александр Бунаков (РАТМИР ВЕЛИЧ)

лександр Бунаков (РАТМИР ВЕЛИЧ)

Эй, Марёна!

День промозглый – южная зима,
Сырость да туман,
Эй, Марёна, не своди с ума,
Страсть твоя – дурман.
Ты пришла, с собой принесла
Холод северных ветров,
На мой южный дух навела
Морок туманных снов.

Ты прекрасна, в этом спору нет,
Но твоя краса
Затмевает солнца ясный свет,
Застит небеса.
Месяц светит в твоих волосах,
А во лбу горит звезда,
Но циклоны в серых глазах
Прочат мне холода.

Но, ты знаешь, тьма рождает свет,
Ночь рождает день,
И в тебе зачался Первоцвет –
Солнечная тень.
В Заполярном круге твоём
Южный Крест мой полыхнёт,
Полночь с Полднем в ритме одном
Танец Любви начнёт.

Эй, Марёна, время уж пришло –
Смерть уходит в Жизнь,
Раскололось Полночи стекло,
Боль прошла, очнись.
Дождь и слякоть южной зимы –
Зрелища печальней нет,
Но прорвал тоску полутьмы
Солнце-Младенца Свет.

17.12.2014.

 Забери Меня, Лес

Забери меня, Лес, в свою древнюю чащу,
В свой живой полумрак и туман колдовской,
Где деревья шуршат приворотно-маняще
Да веками царит тишина и покой.

Я укрыться хочу в твоём диком пространстве,
Средь могучих дубрав да густых сосняков,
Окунуться в твой мир в первобытном убранстве,
Чтобы сбросить с себя бремя смертных оков.

Как хотелось бы мне раствориться в Природе,
Стать весенним цветком или духом лесным,
Гордым волком пропеть гимн священной свободе
И под уханье сов вспыхнуть Солнцем ночным.

Крикнет Ворон: «Здрррав будь! Наконец, ты вернулся,
Безвозвратно, домой, в свой отеческий Храм,
И на мёртвую жизнь даже не оглянулся,
На живых мертвецов да истлевший их хлам.»...

Заключи меня, Лес, в своих мягких объятьях,
И стряхни с меня прах прошлой жизни чужой,
Я вернулся с войны весь в крови и проклятьях,
Но, хвала всем Богам, я вернулся живой.

18.12.2015.

 Половинка Луны

Половинка луны шлёт мне полуулыбку,
Тлеет в мраке полночном её полусвет,
Я полжизни пытаюсь поймать Златорыбку,
Но судьба мне в ответ полу-да, полу-нет.

А судьба у меня и крива, и горбата,
Руки-ноги её над собой не вольны,
Но душа-то моя и легка, и крылата,
И за нею следит половинка луны.

И взлетает душа в полночь,ввысь, к полусвету,
Как на пламя свечи мотылёк озорной,
Обнимает крылом, и Любовью согрета,
Половинка луны стала Полной Луной.

И калека судьба скрежетнула зубами,
Зыркнув зло на меня, смылась в небытиё,
А в Купальской ночи голубыми глазами
Улыбается мне Полнолунье моё.

23.06.2016.

 Хозяйка Сумрачного Леса

Лес раскрывает мне объятья,
Как будто царские врата,
И вновь со мной мои собратья
И чистота, и красота.

Тумана лунного завеса
Мне застилает путь назад,
И духи сумрачного леса
Навстречу весело спешат.

"Привет, друзья! Привет вам, братцы!
Теперь я с вами навсегда:
Мне больше некуда податься,
Та жизнь исчезла в никуда.

Тот мир для жизни не пригоден,
Я в нём был отроду чужим,
А с вами весел и свободен,
Себя здесь чувствую своим"...

Вот хохотнула филин-птица,
Вблизи раздался волчий вой,
И Сероглазая Волчица
Предстала вдруг передо мной.

На лапы задние поднялась,
Передними - на плечи мне,
Всем существом своим прижалась
И в полнолунной тишине

Сперва звериный крик раздался,
Что прямо в душу мне проник,
По лесу эхом отозвался
И превратился в женский крик.

Уже не зверя, не волчицу
В своих объятиях держал,
А синеокую девицу
К груди я крепко прижимал.

Она от боли вся дрожала,
Пронзала боль Её насквозь,
Мою одежду пропитала
Живая горечь женских слёз.

Но понемногу боль утихла,
Она вздохнула глубоко,
Волчицей быть Она привыкла -
Быть человеком нелегко.

Она тихонько отстранилась,
Два шага сделала назад,
Я на Неё направил взгляд,
(Возможно, всё это мне снилось?)...

Передо мной стояло Чудо
Во всей красе своей лесной,
Описывать Её не буду,
А лишь могу сравнить с Весной,

Когда всё в мире расцветает,
Распространяя аромат,
К Любви священной призывает
Невинный серо-синий взгляд.

В Её глазах я растворился,
В Её улыбке утонул,
Душой и телом к Ней прильнул
И... в волка тут же обратился.

Пред Ней стоял на задних лапах,
Передними Её обнял,
Вдыхал Весны пьянящий запах
И губы нежные лизал...

И вот теперь, хвала ВелЕсу,
Былого выбросив багаж,
С Хозяйкой Сумрачного Леса
Живу как друг и верный страж.

В своём обличье  человечьем
Я жил на празднике чужом,
Теперь я волк, уже навечно,
И не жалею ни о чём.

30.07.16.

 Марена
( верлибр — не  верлибр... Как на душу легло, так и написал)

Марена плетёт снежинки
из разноцветного
бисера
всех цветов радуги
и складывает их
в мешки.
Много мешков
снежинок наплела,
с избытком хватит до самой
Весны.
Теперь их надо
по всей земле
развеять,
землю одеть-укутать
в белую т ёплую
шубу
и не дать ей замёрзнуть,
пусть матушка поспит,
отдохнёт до Весны.
А мороз всё крепчает,
реки да озёра стали что зеркала
хрустальные.
Зовёт Марёна братца своего
Стрибога:
- Братец Стриг,
прилетай скорей!
тучи-облака навей,
мои снежики по земле
развей,
Землю матушку в снега
одень-обогрей!
Прилетел Стрибог со своими сыновьями
Стрибожичами,
нагнали они дыханием своим
пышных туч-облаков,
навеяли туман.
Попытался Хорс
пробиться сквозь этот
заслон,
да куда там!
увяз старик Солнце
в облачно-туманном
киселе и растворился...
А Марена тем временем
стала вытряхивать из мешков
снежинки.
Плавно падали они
на стылую землю.
Ветра Стрибожичи сначала
как бы нехотя
подхватывали эти маленькие
звёздочки, напоминающие
Перуново колесо,
медленно закружили
их в хороводе,
потом всё быстрее и быстрее,
снежинки прилипали
друг к другу,
образуя кружева,
ветра громко засвистели,
завыли,
подняли вьюги-метели,
кружева снежинок превратились
в снежную пыль,
а пыль в снежные комья.
Намели Стрибожичи
сугробы,
укутали землю,
стало ей тепло и уютно,
и никакой  мороз
теперь ей не страшен.
- Довольно,- сказала Марена довольно,-
Вот теперь порядок.
Благодарю тебя, брат,
и твоих Стрибожичей
за помощь.
Потрудились-порезвились
вы на славу,
теперь можете отдохнуть...

Заалел восток багрянцем,
это сестрица
Заря-Зареница
летит на тройке
крылатых красных коней,
предвещая рождение
младенца-Солнышка
Коляды.
Тучи разошлись
и в ещё маленьких
лучиках новорожденного
Солнышка
заигралиа, заискрилась
земля мириадами самоцветных
снежинок.
И стало тепло на душе
у Марены и в то же время
немножко грустно,
ведь с рождением Коляды
время обортилось
на Весну
и день стал на воробьиный шажок
длиннее.
Сидит Марена
на хрустальном троне,
волосы её что ночь звёздная,
голова увенчена серебряным
венцом с лунницей-полумесяцем
рожками вверх,
черты лица утончённы
и изящны,
губы цвета нежно-розовой
зари,
брови что крылья чёрных
птиц,
из-под чёрных длинных ресниц
на мир смотрят глаза
цвета зимнего неба глубокой
синевы,
платье  на ней из нежного кружева
снежного.
На правом плече у неё сидит
чёрный вещий
ворон,
на левом плече мудрая
сова,
а по обеим сторонам трона
сидят верные её стражи -
два белых волка.
И у всех в зрачках отражается
народившееся Солнышко -
Коляда.

09.12.2016.

Виктор Евстигнеев, New Ross, Ирландия

Вставай Лукоморья рать

Пока мы друг с другом спорили
И горькую пили в захлёб,
В прокрустовом ложе историю
Терзали не век и не год.

Кромсали, пытали, итожили,
Меняли и смысл, и размер.
Метались то в омут безбожия,
То снова в спасенье химер.

Обласканы богом правители,
Законом власть бога хранит,
А сшитая белыми нитями
В агонии память хрипит.

Нам врали всегда власть имущие,
Хоть ложью несло за версту,
Обмануты райскими кущами,
Шли нищие духом к кресту.

Как стадо баранов послушное,
Хоть в рай, хоть на бойню зови.
Пусть верили в самое лучшее,
Но шли по колено в крови.

А сЫтые духом свободы
В тщеславие сладком грызлись.
Писали для них кукловоды
Сценарий по имени - жизнь.

И факты порою упрямые
Не дрогнув стирала рука.
В угоду попам и Романовым
Под перьями гнулись века

Зажатая мрачными кельями,
Сгорая в распутстве дворцов,
История правит Емелями,
История для дураков.

А новые Байеры, Миллеры
Сегодня умнее и злей.
Давайте, пока мы не вымерли,
Держаться великих корней.

Пусть ум закипает вопросами,
Отыщет и правду, и суть
И Новой Руси Ломоносовы
Нам прошлое смогут вернуть.

Пусть Пушкины пишут историю,
Нельзя нам её забывать.
Могучими, гордыми Гоями,
Вставай Лукомория рать.


Пусть смерть их понравится Роду

Давно это было, в Стрибожие дни,
Немалые лета назад.
Историю подвигов, вещие сны
Лишь камни под мхами хранят.

Бывает прижавшись лицом к валуну,
Холодный восторг испытав,
Я слышу и вижу картину одну-
Дружина и Святослав.

Зажаты в осаде у берега Истра,
Как клетка для них Доростол
И выбор один - это бой в поле чистом,
С Царьградом решить давний спор.

“Не хмуриться братья, мечи навострим.
Потом выпьем мёда братину,
А завтра умрём иль победим,
Врагу не покажем спину.

Пусть будут ромеи богаты числом,
Бессмертных ряды не пугают.
Перуну и Велесу песни споём,
Пускай своих внуков встречают”.

Торопит призывно в ночи Гамаюн
Пророчеством над головой.
Пылают планеты созвездием рун,
Зовут их в последний бой.

Знамения сечи сжигают сердца,
Смерть запахом крови пьянит.
Отвага безумства пойдёт до конца
И может быть жизнь сохранит.

Завязаны нервы храбростью в жгут,
Поднимет Марена свой рог.
Дрожите латины, опять к вам идут-
Князь Роша и племя Магог.

Вам Раша и Руша, и Тавры, и Скифы,
Чем больше имён, громче слава.
Напишем мечами легенды и мифы
Про Русов и Святослава.

Блестит чешуёю кольчужный узор,
Лишь в битве добудут свободу,
А если погибнут, то честь - не позор,
Пусть смерть их понравится Роду.


Воин Перуна

Войну Перуна
Натянуты струны,
Песня звенит тетивой.
Гусли Бояна
Пророчат упрямо
Кровавый поход роковой.

Девять резами копий
В путь тревожно торопят,
Настит гать среди рун вороной.
Мрак, зашорены очи,
Волхв безумный хохочет
И медвежий трясёт головой.

Витязь смел и удал,
Поражений не знал.
Княжий чуб и карбункул серьгой,
Хоть свирепый оскал
В мир смотреть не устал,
Навалилась кручина горой.

Пал, Смородины пламя,
Смрад кипящий клубами.
Птица Сирин призывно поёт.
Затаились в мрак гады
За бурлящей преградой
И кровавый их Яхве ведёт.

Пусть волхвы православия
Правь небесную славят,
Мост Калинов последней чертой.
Отстоять веру предков,
Не отдать душу в клетку,
Не бывать под хазарской пятой.

Гей, Вы, братья русины,
Не согнуть ваши спины.
Собирайтесь Сворожьи сыны.
В степи ветер гуляет
И удачу седлает,
Так, давайте поскачем за ним.

Встав под княжеским стягом
Солнца луч и отвага,
Серебрят сталь и золотом медь.
За свободу и славу,
За поля и дубравы
Супостата и смерть одолеть.

На руинах Саркела
Воля Русов гремела.
Погребён на века каганат.
Грив тугие косицы,
Кони Велеса птицы,
Вновь зовёт куполами Царьград.

Слава Вещего деда
И невеста Победа,
Для свершений рождён Святослав.
Меч Перуна отточен,
Порубить в схватке хочет
Византийского змея трёх глав.

Но хитры Василевсы,
Корифеи злодейства,
Расцветает тиранство веками.
Ложь, засада, коварство.
И угрозу христианства
Убирают чужими руками.

Чёрной плетью дороги,
Бурны Днепра пороги,
Печенегов орда его ждёт.
Тучи стрел саранчою
Солнце в небе закроют,
У героя путь только вперёд.

Эх, мечом помахаем,
В грязь лицом не ударим,
Безрассудна неравная сечь.
Болью прошлого вехи,
Не спасают доспехи
И головушка буйная с плеч.

После тысячи рубок
Вот из черепа кубок,
Букв пророчества зыбкая вязь.
Из него если выпьешь
Силу Рода отыщешь,
Будешь столь же великим, как князь.


Солнце моё...

Солнце моё, солнце твоё
В жертву отдать, разрубить.
Финиста в клочья рвет вороньё,
Учит по-новому жить.

Вражьи монахи, злобные лица,
С Вестью Благою, руки в крови,
Гонят креститься вольную птицу,
Явь или навь, умирай иль живи.

В крест оглашенных вопли и крики,
Древней земли потревоженный сон.
Против кумиров иконные лики
Рушат наш дом Византийским огнем.

Остью трава - боль мурава,
Кони хрипя на дыбы,
Валят Перуна, ниц голова,
Предков сгорают дубы.

Крах мироздания, в пыль Златоусый.
Рвут корни жизни ремни.
Сеет сомнение поп златоустый,
Именем бога и сатаны.

Дюжина в черном, их палки крепки.
Нет для них слаще искуса,
Русского Бога унизить с руки,
Как прежде били Исуса.

Князь полукровка, Иуды сноровка,
Вере отца изменить.
И Громовержца поводья, веревки
Тянут к реке утопить.

Братоубийца расправою злой,
Клятвопреступник искусный,
Равный апостолам церкви святой,
Гибель истории русов.

Тучи ромейские злобы колючей,
Рода последние дни.
Днепр- Славутич, вечный, могучий,
Память о днях тех храни...

Эра Волка

Вот ночь Сварога на излёт
И день грядущий нам несёт
Ярила-Солнца благодать,
Вставайте Русы, хватит спать.

Чужого бога чёрный крест,
Когда нести Вам надоест?
Быть может хватит тыщи лет
Смотреть во мрак не видя свет.

Безвольным стадом хватит быть,
Подачки Иеговы молить.
Врата забудьте узкие,
Проснитесь люди Руские.

Вот Волки Велеса в наш мир,
Дрожи религии кумир.
Уходит ночь и вновь рассвет,
Мы мракобесью скажем нет.

Пусть Род наш бог и корни свЯты
И жИвы мы, а не распяты.
Пробьётся прошлого побег,
Рус был, Рус есть и Рус во век.


Клич - на Вы и загоним их в ар

За змиевыми валами
Запалили пожарами,
Грозят злобою старою
Орды новых хазар.
Украина пылает,
Нас опять разделяют.
Только зря забывают,
Мы загоним их в ар.

Русь Великая Киевом,
Ярославлем, Владимиром
Вновь стоит перед выбором,
Уберечь не смогли.
Или будем баранами
Под хазарской осанною,
Сыты Запада манною
Москали и хохлы.

Или духом единые,
Не согнутыми спинами,
Из былин исполинами
Примем этот удар.
Для врага будем варвары,
Горды прошлого славою,
На земле своей правые,
Клич- на Вы и загоним их в ар.


Боевой клич наших предков: - "В ар! В ар!", который для врагов
сливался в одно слово - "варвар", этим ритмичным кличем русы
постепенно вводили себя в состояние "ража" - особого боевого состояния, после чего становились страшны в последующем бою из-за своего бесстрашия и ярости, а означал этот клич " В землю! В землю!"



Виктор Евстигнеев, New Ross, Ирландия
Словодара

Александр Савостьянов, г. Клинцы. Брянская обл.

Рябина красная


Рябина красная стоит-печалится,
Спилили недруги дремучий лес.
И в каждой веточке сквозит отчаянье –
Несёт Русь-матушка тяжёлый крест.

На дно глубокое ужом не спрячешься,
А небо чёрное от воронья.
Рябина-ягода горчит, горячая,
Как недопетая любовь моя.

Мерцают в памяти огни купальные,
Бьют ветры шквальные. Звезда и смерть.
Тут впору взглядами объять прощальными
Всю необъятную земную твердь.

Боль – нитью красною. Стон – под полозьями.
Пора недобрую забыть молву.
Снега нарядными осыплю гроздьями
И в свете солнечном вновь оживу!

А в каждой ягодке – исток трепещущий,
Пространства спутались и времена,
И песней нежною любимой женщины
Минута вечности возрождена!



Мечта бесконечная


Так пел я, пел и умирал,
И умирал, и возвращался
К ее рукам, как бумеранг,
И сколько помнится – прощался.
Б. Пастернак

Как изведать судьбу свою,
Цель великую от рождения?
Песнь истокам родным пою,
Древней мудрости возрождения.

Я зимой приду, как Мороз,
По весне – обернусь Ярилою*.
Пробуждённым ростком пророс...
Подарю любовь Ладой* милою.

Сколько раз я в миру умирал,
Возвращая смысл жизни заново.
Погребальный огонь костра
Я гасил в тайниках сознания.

Благодатная Мать-Земля –
Солнца тайну хранит
Трисветлую*...
Явь и Навь, познавая, я –
Глубиною души приветствую!

...В жизнь мечту свою претворю
Светом мудрости в мире тления.
Вечность верности воспою –
Бесконечна суть возвращения.



Старый вопрос. Возвращение


……………«Иль мы — тот великий народ,
……………..Чьё имя не будет забыто,
……………..Чья речь и поныне поёт
……………..Созвучно с напевом санскрита?»
…………….30 июля 1914 г. Валерий Брюсов

В истоки реальности Явь
Вторгались варяги и греки,
Но с Правью попутали Навь
И кровью окрасились реки.

Дух предков откроет секрет
Под знаком бессилия злобы,
Где клином сойдётся весь свет
В потугах лукавой Европы.

«Мы старый решаем вопрос»
Народа усобицы Рыса! –
И вспыхнули тысячи звёзд –
«Созвучно напевам санскрита».

Сакрального знания Свет,
От жара полопались струны:
Отчётливый видится след
Вайтман и вайтмары Перуна.

Ошибки истории правь,
Сметая догматов препоны! –
И вновь возжигает Триглав
Священное пламя Арконы.

Не надо магических клятв:
В мир Сварги открыты ворота
И явственно слышится: «Славь
Величие русского Рода!»

И сгинут в темнице веков
Чужих чернокнижников чары.
Пусть правят Совет да Любовь
Над Землями Тарха и Тары!

…………………30 августа 2013 г.




Кондор в полёте


В обнимку с небесами два крыла.
Мир – спит, вечность – миг,
Зов предков – свет во тьме.

В полёте мысли – связь добра и зла:
День – ночь, рок – должник,
Путь долог мой: жизнь – смерть.

Припев:

Как Тень, ко мне на зов лети,
Я буду ждать всегда, представь.
Ты – мой! Меня сумей найти –
Здесь, даже смерть, как Бог, поправ,
Где Вечный зов… Сон – Явь.

Порой невольно преступают грань.
Не зря был рождён
В моей душе прилив.

Мне имя дали – Открыватель тайн.
Во мне – дух времён.
Я – плоть и кровь. Я – жив!

Припев:

Как Тень, ко мне на зов лети,
Я буду ждать всегда, представь.
Ты – мой! Меня сумей найти –
Здесь, даже смерть, как Бог, поправ,
Где Вечный зов… Сон – Явь.

Припев:

Свет мой! Прости меня, прости!
Я дождалась тебя, представь…
Ты – мой! Меня сумел найти –
Здесь, даже смерть, как Бог, поправ:
Я – Вечный зов. Ты – Явь!

06.12.2013 г.



Приглашение в сказку


Дым по крыше заснеженной стелется,
Белокаменный дом замело.
Спят на небе две белых Медведицы,
Запасая под пледом тепло.

Сон – рекою. Волшебную мельницу
Раскрутить на ветру суждено,
Взяв на дне сундука у Метелицы
В путь-дорожку билет проездной.

Дно колодца до дна не измерено,
В свете солнечном – заячий луг.
Видно белого в яблоках мерина,
Соловьиное царство вокруг!

Хлеб да соль! – Утомлённою белочкой
Счастье спит в теремочке своём.
С лунной груши плоды-скороспелочки
Осыпаются сладким дождём.

Миновали осенние хлопоты.
В гости просится сам Дед Мороз.
Будит нежно Снегурочку шёпотом
В хороводе мерцающих звёзд.

… Снег постелью заоблачной стелется,
За окном – новогодняя ночь.
Взбив перину небес для Метелицы,
Змей Горыныч уносится прочь!



Баллада о замкнутом времени


Душа моя сама с собой
В иной реальности встречалась,
Совсем в иной среде вращалась,
Такой далёкой и чужой.

Душе не нравилось моей
Моё изношенное тело…
Минуя вечность, то и дело
Искала тело поновей!

Где время замкнуто в кольцо,
И нет случайных совпадений,
Шла по пути перерождений,
Искала новое лицо…

Из мира в мир пробив дыру,
Открыв все области пространства,
Она не знала постоянства,
А я боялся, что умру…

Душа стремилась вглубь времён,
В младенца спящего вселялась…
О, Боже! – Как она смеялась…
Как оказалось – я спасён!

Приток энергии извне,
Все чудеса переселений,
Где нет случайных совпадений,
Вторую жизнь давали мне.

Как будто заново рождён…
К чему вся эта тщетность споров! –
Нет параллельных коридоров
В пространстве замкнутых времён.

…Душа моя сама с собой
В иной реальности встречалась,
Потом обратно возвращалась,
Сияя утренней звездой!
Купала_09

Надежда Ягова (Надя Яга)

Поэт и ведьма

Человек шёл в лесу и стихи о любви сочинял,
На крутом берегу улыбнулся он строчке заветной
Ночь для ведьмы глубин стала ярче погожего дня
И луна бубенцом зазвенела, запнувшись о ветви.
А потом всё померкло и в воду ушло от тоски,
Он прошёл стороной, недоступный, другими любимый -
От волшебниц могучих до лучших красавиц людских,
Где там ведьме меньшой, что едва не вчера из кикимор?
Плач её сохранили в придонной тиши родники:

«Ни русалка речная, ни даже наяда ручья -
Нет, болотная ведьма, вся в ряске, кувшинках и тине,
Ты ушёл, и осталась в воде заболоченной я
И печаль, и любовь, что не сбудется и не остынет.

На метле не летаю, ужа отыщу в тростнике,
Опою его травами - к вечеру вырастут крылья,
Выпью мёртвой воды в фиолетовой пенной реке,
Где когда-то военные старый реактор зарыли,
Стану легче, чем пух, километры и годы сотру,
И пройду над песками пустыни без жажды и жара,
И в окошко твоё загляну нежным сном поутру,
И волшебную строчку безвестно оставлю в подарок.

Я не буду обратно спешить за живою водой,
Уговор мне известен – отдам по три года за вечер,
Может, к смерти вернусь, может - согнутой, страшной, седой,
Бестолковой старухой, осокой заросшей по плечи.
Я сама захотела тоски и любви человечьей,
И плачу за нее не людскою - другою - бедой.
Ты не плачь - я же только болотная мелкая нечисть».

 
В полуметре над травами

Вот, пожалуй, и всё. Не отправив, стираю письмо,
Анальгетиком строк забиваю мигрень неответа
Мотоцикл одинокий несётся предутренней тьмой
По промокшей дороге ещё не пришедшего лета.

Пропущу поворот на истёртый до дырок сюжет
Оперетки старинной и странно, до нежности, глупой,
И уйду на поля, и в заросшей ромашкой меже
Отыщу и метлу, и кленовую тёткину ступу.

Не ищите меня в облаках, я в болотный туман,
В полуметре над травами – так, не полётом, а скоком,
Чтоб тяжёлый мой шаг не пришёлся по птичьим домам,
Ни мышей, ни кротов, ни жуков не пришиб ненароком.

Не затеплю огня - мне сегодня не надо костра.
Пусть вползает туман, до хребта пробирая, до дрожи,
Я от стужи проснусь в чуть ином, непрожитом, вчера,
И сложу под корягой остатки лягушечьей кожи.

 
Старый новый год

Со вчера заблудившись в лесу,
Ели старые в ногу шагают.
Все тяжёлые звёзды несут,
От луны их в ветвях зажигают.

Сучья-корни трещат на ходу,
Снег взрывают и лапами машут,
Где-то счастье нелепое наше?
В прошлом, в нынешнем, в новом году?

Тишина. Догорели огни.
Псы от злобы и холода брешут,
И рыдает подвыпивший леший,
Чуб зелёный в сугроб уронив.

 
В моих кострах...

В моих кострах, в котлах, в кипенье трав,
В бреду углей и в бормотанье вод,
Прочту Слова, и выползет Удав
В семи смертях - над каждой головой -
И ночь и день, и снова день и ночь
Чужой новорождённой верный страж.
Любой, несущий мор ли, яд ли, нож,
Добудет смерть себе и близким страх.

В кипенье трав, в котлах, в моих кострах
Перемешаю завтра и вчера,
И никогда укол веретена
Не погрузит её в молчанье сна.
Ей жить и сеять в вечность времена,
Тут - на Земле - и в ста иных мирах.